20 сентября. — odnovremenno.com

20 сентября.

Здравствуйте!

В прошедшую субботу исполнял в Москве «Шёпот сердца», и почти шестьсот зрителей были свидетелями забавной ситуации, случившейся во время спектакля. Очень хочу этим поделиться…
На спектакль в прошедшую субботу пришла моя давняя знакомая и землячка, известная телеведущая, можно сказать, самый главный телевизионный доктор Елена Малышева. Пришла она в компании своих коллег и соведущих, то есть тех врачей, которые помогают ей по телевизору лечить людей. В частности, был доктор Герман Гандельман. Те, кто его хоть раз видели по телевизору, даже случайно, наверняка помнят высокого, я бы сказал, длинного смуглого и ужасно симпатичного человека. Всегда весёлого…
Я знал, что Елена и компания в зале, и был рад тому, что они пришли именно на «Шёпот сердца», поскольку это, в известной степени, медицинский спектакль.
Спектакль начался вовремя, всё шло хорошо… и вот когда я дошёл до темы инфаркта и сердечных болей, вдруг в четвёртом ряду, строго по центру зала подскочила барышня и очень испуганно громко прокричала что-то вроде: «с моим парнем что-то не так, по-моему ему плохо!»

Я быстро вышел на авансцену и моментально глазами нашёл спутника той самой барышни. Я увидел парня в яркой клетчатой рубашке, который обмяк в кресле с закрытыми глазами. Он, можно сказать, полулежал, лицо его было абсолютно расслабленным… Лет пять-шесть тому назад у меня был случай на спектакле «Дредноуты», когда пришлось вызывать скорую, поскольку человек в третьем ряду потерял сознание из-за инфаркта. К счастью, я увидел, что человеку стало плохо и остановил спектакль. К слову, жена того зрителя, даже не заметила того, что муж её умирает.
Разумеется, я очень взволновался, если не сказать, испугался… В зале поднялся шум. Я обратился сразу же к Елене Малышевой и её коллегам с просьбой оказать помощь… я не помню точно, какими словами я сформулировал эту просьбу… Надо отдать должное и Елене и её коллегам, они ещё раньше моей просьбы моментально встали со своих мест и стали продвигаться к парню, из-за которого весь шум и был поднят. Их места были в пятом ряду и чуть сбоку. Доктор Герман сразу же склонился над парнем, резко закрутил ему ухо и звонко пару раз шлёпнул своей большущей ладонью по щеке. Тот не просто открыл, а распахнул глаза, вздрогнул, попытался подскочить, но снова сел и ничего не понимая, уставился на склонившегося доктора, на Елену Малышеву и испуганно громко сказал: «я просто уснул… Я уснул». Раздался дружный смех зрительного зала.
Зрители периодически засыпают на спектаклях. Бывает, что засыпают в самом начале. Такое случается. В этот раз парень уснул очень крепко. Он какое-то время сидел, абсолютно не понимая, что произошло, где он. Перепуганная барышня его обнимала, что-то ему щебетала на ухо, зал шумел, доктора вернулись на свои места под апплодисменты… Но надо было продолжать спектакль.
После любых неожиданностей, не связанных со спектаклем, очень трудно вернуть внимание зрительного зала, вернуть всех в сам спектакль и продолжать… Я понимал, что нужно что-то сказать зрителям. Сказать что-то короткое, весёлое и убрать волнение. Сам-то я переволновался будь здоров. Весь взмок. Но именно в такие моменты приходят неожиданные самые остроумные и спасительные слова…
Я сказал: «Представляете каково сейчас человеку? Он же уснул в театре, а проснулся в телевизоре».

Спектакль прошёл очень хорошо и как-то особенно драйвово. После спектакля Лена и её коллеги пришли ко мне, мы много смеялись. Конечно же, мы все это запомним, и каждый по своему будем пересказывать. Однако я видел это со сцены, а стало быть, видел всю картину в деталях.
Лучше, конечно, чтобы таких ситуаций не возникало… Но они всё-таки очень раскрашивают жизнь. К тому же парню не было плохо, ему, скорее, было хорошо.

А в воскресенье в театре «Школа Современной Пьесы» прошла премьера спектакля «Пока наливается пиво». Я впервые в жизни играл на профессиональной сцене с большим количеством актёров в спектакле не моей режиссуры. Про сам спектакль ничего не могу говорить. Пока не могу. Слишком много было новых ощущений и больших волнений. Однако знаю точно, что публике понравилось, и спектакль будет идти. Вот на следующих спектаклях я смогу что-то понять, если удастся справиться с волнениями.
Мне понравилось быть в коллективе. Два последних дня репетиций я очень уставал, и все актёры театра, которые друг друга прекрасно знают, которые привыкли к своему режиссёру и своей сцене, все мне помогали и даже трогательно заботились. Что-то подсказывали, успокаивали, обещали в случае чего всегда подсказать, если я что-то забуду. Даже Елена Всеволодовна Санаева весьма деликатно и трогательно давала советы.
Да! В воскресенье я играл на одной сцене с Еленой Всеволодовной Санаевой и… Кто бы мог подумать! У меня была небольшая сцена с Алексеем Васильевичем Петренко. Поверьте, это стоило всех волнений, сомнений и страхов.

Ваш Гришковец.