24 мая. — odnovremenno.com

24 мая.

Здравствуйте!
Хочу поделиться историей забавного знакомства.
В Пензе остановился в гостинице, в которой всего два номера, в которые селят известных артистов. При заселении мы узнали, что в соседнем номере будет жить Валерий Меладзе, концерт которого должен был проходить в городе параллельно с моим спектаклем. Заселился я в гостиницу, поужинал и совершенно уставший лёг спать.
Гостиничный номер в этом отеле ничем не особенный, просто у него помимо спальни есть ещё маленькая комната, в которой зачем-то стоит диван, сервант, журнальный столик и чайник. Комната совершенно бесполезная, и я не думаю, что постояльцы в неё вообще заходят. Лично я не заходил. Но это типа люкс.
Уснул я хорошо, крепко. Проснулся же от того, что услышал работающий телевизор и мужской голос. Мне показалось, что кто-то включил телевизор и говорит по телефону как раз в этой комнате с чайником. Я спросил «Кто здесь?», но ответа не получил. Тогда накинул халат и заглянул в эту комнату. Там никого не было.
Спросонья я не понял, что звуки доносятся из соседнего номера. Просто стенка такая тонкая, а слышимость такая мощная, что я услышал, что постоялец смотрит канал Россия 24 и при этом говорит по телефону.
(Разрешение на этот рассказ я от Валерия спросил)

Я услышал как мой сосед возмущённо выговаривает кому-то в связи с тем, что ему привезли кухню, но какие-то ящики оказались выше на двадцать сантиметров. Дальше я вполне подробно слышал обсуждение этой проблемы. Говорил сосед настойчиво, твёрдо, но без мата и в самых убедительных выражениях.
Я не знал куда деваться. Я не подслушивал. И не собирался. Но тем не менее я невольно присутствовал при этом разговоре. А мой сосед не знал о том, что его кто-то слышит.
Тем временем разговор о кухне закончился, и мой сосед стал обсуждать покупку авиабилетов.
Тут я уже не выдержал и набрал соседний номер по внутренней связи. За стенкой громко зазвонил телефон. Мой сосед, а я знал, что это Валерий Меладзе, поднял трубку и с удивлением сказал «Аллё!». Удивление объяснимо. В гостиницах артистам по внутренней связи не звонят. Администрация гостиницы всегда предупреждена… Я сказал: «Здравствуйте, я ваш сосед по номеру, звоню из-за стенки, меня зовут Евгений Гришковец». Он переспросил «Кто?», И я снова представился. Тогда Валерий обрадовался, сказал, что очень хорошо и с почтением ко мне относится и вообще очень рад. На что я сказал, что я тоже давно и с почтением к нему отношусь. Вот только я слышу всё, о чём он говорит, слышу, какую программу по телевизору он смотрит и слушает, и знаю, что его мебельщики ошиблись на двадцать сантиметров с кухней.
Валерий определённо растерялся, извинился за то, что громко говорит, сказал, что будет говорить тише… На что я в свою очередь извинился и сказал, что он совершенно ни в чём не виноват, виноваты тонкие стены, и что мы можем даже разговаривать не при помощи телефона… Однако я добавил, что цель моего звонка следующая: я хотел проинформировать его о том, что всё слышно, и если он намерен обсуждать какие-то более секретные и закрытые темы, то за стенкой есть невольный слушатель. Мы оба посмеялись, пожелали друг другу удачных выступлений, и телевизор в соседнем номере был выключен, а сам Валерий, видимо, перешёл в комнату, где у него наверняка тоже стоял чайник. Во всяком случае мне стало его не слышно. В Саратов мы прибыли также в одну гостиницу, но в этот раз Валерий заселился раньше меня, я знал, в какой номер, и, когда мне выдали ключи от соседнего, я попросил всё-таки номер мне поменять. Мы в Саратове тоже играли параллельно.
После спектакля в Саратове весь в цветах я пришёл поужинать в ресторанчик. Меня встретила радостная и вся сияющая управляющая ресторана. Я попросил пристроить мои цветы и даже лучше оставить их в ресторане и себе, поскольку вылет у меня очень ранний, а в номере вазы нет. Она обрадовалась и сказала, что двадцать минут назад она подарила такие же прекрасные розы Валерию Меладзе. Круг замкнулся.
Из Саратова мы летели с Меладзе по соседству, через проход. Летели уже добрыми приятелями.

Завтра лечу в Вену. Там фестиваль. Буду исполнять «Прощание с бумагой». Два дня нужно будет репетировать с переводчиком этот во всех смыслах сложный для перевода спектакль. Тридцатого вернусь из Вены домой в Калининград, где не был уже больше полутора месяцев. Из Вены писать не буду, буду слишком занят. Напишу из дома.

Ваш Гришковец.