2 января. — odnovremenno.com

2 января.

Здравствуйте!

Не знаю, как у кого, а у нас Новый год получился хорошим. Какой-то получился не громкий, но весёлый новый год. И даже не хватило новогодней ночи для того, чтобы утолить возникшее веселье. Возможно, не хватило ночи, потому что веселье было не бурным. Бурное веселье быстро разряжает внутренние батареи. А нынче веселье получилось каким-то умеренным и поэтому затяжным.

31-го декабря днём ленился и моей помощи в подготовке праздника никто не потребовал (дай им Бог здоровья!). По телевизору был в очередной раз весь новогодний набор советских фильмов. В прошлом году предполагал, что уже пора понять, что хватит, что даже оливье приедается, что нужно придумать что-то другое… Нет! Никто ни о чём не подумал, никто ничего даже не попытался предложить… Значит, надо признать, что нет ни идей, ни людей, да и особых желаний новых не возникло.

Зато совершенно неожиданно для себя, я в первый раз в жизни посмотрел «Москва слезам не верит» от начала и до конца. Самому трудно поверить в то, что прежде я этот фильм от начала и до конца не видел ни разу. Это кино всю жизнь с момента выхода на экраны так или иначе присутствовало в моей жизни. Присутствовало в виде песен из этого фильма, цитат, обсуждения этой картины родителями и их друзьями… Так или иначе я видел этот фильм кусками, кусочками, кадрами. Я не мог его не видеть. Я, наверное, видел весь фильм, но не целиком. А тут впервые!!! Посмотрел от начала до конца.

Странное ощущение! Очень странное! Оно отчасти похоже на разочарование…

Эта картина была всегда для меня некой неотъемлемой частью культуры и жизни страны и времени, в которых живу. И эта Москва, которая слезам не верит, была какой-то огромной, бесконечной лентой, в которой многие, многие видели и видят что-то им бесконечно дорогое, важное, мудрое. А ещё видят какие-то свои несбывшиеся надежды и мечты…

И вдруг я увидел это кино целиком. От начала и до конца… Я давно знаком с автором и режиссёром этого фильма. Я знаком даже с дочерью этого режиссёра. Его дочь уже даже успела сыграть роль в моей пьесе. То есть, прожито очень много…

И тут я увидел этот фильм от начала и до конца. Точнее, некая мозаика, в каждой детали которой была прелесть и содержалось до конца не понятое и невиданное целое… вдруг собралась в определённую и чёткую картинку. Картинку в определённой раме и определённого размера. Какое странное ощущение.

Нет!!! Кино хорошее… В нём я увидел много наивного, и при этом точного и остроумного… Мне стало наконец-то понятно за что именно этому фильму дали Оскара. Ни Берлинского медведя, ни Пальмовую ветвь, ни Венецианского льва, а именно американского Оскара.

Мне стало многое понятно, ясно… Я даже от этого понимания и ясности получил удовольствие. Но… что-то исчезло… Исчезло то, что у меня было по поводу этого фильма надумано, нафантазировано… Пропала надежда на ту дополнительную глубину, которую я сам себе нафантазировал по поводу этого, безусловно, культового фильма для многих поколений. Даже блистательный Баталовский образ упростился и померк… Зря я это сделал. Не надо было его смотреть от начала и до конца. Если это не случилось вовремя, то есть, когда-то, то и не надо было…

А в этот раз мы не послушали речь президента и не услышали курантов. Собственно, речь президента и слушается-то большинством только, чтобы не пропустить бой курантов и своевременное загадывание желаний.

Но в Калининграде по-прежнему практикуется ужасная несправедливость. У нас нет ретрансляции для нашего часового пояса, и все программы идут на час раньше, то есть, по-московскому времени. И куранты для калининградцев звучат в 23.00.

Поэтому мы пропустили речь и бой кремлёвских колоколов. Дождались своего местного нового года – и загадали желание под бой старых австрийских часов, которые, может быть, и не были столь точны, но уж точно не спешат на час.

От того, что мы вообще не включили телевизор, от боя маленьких колокольчиков в домашних часах возникло какое-то такое приятное и тёплое ощущение…

Президент и всё, что с ним связано… А потом весь этот клубок превратившихся в карикатуры на самих себя певцов и юмористов, спортсменов, артистов и прочих не проник в мой дом, не оказался в любимом мною пространстве… Ничего не было испорчено, ни один надоевший и раздражающий голос не прозвучал за нашим новогодним столом.

А после тостов, привычных и обычных для нашего новогоднего стола салатов и утки, привезённого из Магадана трубача в соусе (это такой моллюск)… Мы сели в наш весёлый кабриолет, открыли крышу… А перед этим оделись в самые весёлые костюмы, нацепили радостные головные уборы и катались по городу.

Погода позволяла. В городе и на площади было немноголюдно. Милиция ничего не перекрывала… Общее настроение страны чувствовалось именно в этих тихих и немноголюдных площадях и улицах. Такое общее настроение вполне понятно… Но нашему весёлому экипажу многие были рады. Нам махали руками, кричали поздравления, и явно хотели присоединиться.

Мы заезжали в разные заведения, ненадолго поднимали волну веселья… Такими нас и застало утро 1 января. Я его встретил хмельным, но не пьяным. Очень бодрый от свежего утреннего воздуха, который просто выдувал усталость…

Приехали домой с удовольствием… Под утро. Доели оставшееся на столе, и утренний сон пришёл приятным и уютным, прямо как в юности.

Хороший получился Новый год. И пробуждение было ясным и жизнерадостным.

Потом в течение дня кто-то заезжал, открывали бутылочку шампанского, дети наслаждались подарками, принесёнными Дедом Морозом, в которого Саша ещё верит, а Маша пока ещё не понимает, кто это и что к чему.

Но, при этом, Дед Мороз, по их мнению, обладает изрядным чутьём и хорошим вкусом. Он удивительным образом в этом году подарил ровно то, что они и хотели. Старшая Наташа не особенно осталась довольна Дедом Морозом и нашим вкусом и выбором…

Сегодня усаживаюсь за рабочий стол. Вчера всё подготовил, разложил, сформировал план работы. Сегодня начал. Точнее, начинаю. Вот эту страницу в дневник допишу – и за дело. За более серьёзное и сложное дело.

Ваш Гришковец.