27 сентября. — odnovremenno.com

27 сентября.

Здравствуйте!

Вчера утром рано улетел в Ригу, провёл там целый день, посмотрел спектакль «Сатисфакция», успел по его окончании чокнуться, произнести и выпить несколько тостов с актёрами, режиссёром, переводчиком и администраторами, сделавшими эту работу и чуть за полночь приземлился в Калининграде. Когда проходил паспортный контроль в Риге, пограничник спросил меня, где я буду останавливаться на ночь. Я же сказал, что я вечером улечу. Тогда он спросил, с какой целью я прибыл, я же ответил: «Прилетел сходить в театр — и сразу обратно». Пограничник сделал что-то уважительное на лице.

Вчера был ужасно долгий день. Долгий, утомительный, но в целом приятный. Хороший. Два хоть и коротких, по 40 минут, но всё же перелёта с прохождением паспортных контролей, регистраций, досмотров и прочего. В Риге погода менялась часто и как-то радикально. Утром было ужасно холодно, дул пронизывающий, какой-то стеклянный ветер, и шёл косой, ещё более стеклянный дождь. Потом резко прояснилось. Вся Рига заблестела, засверкала, но теплее от этого не стало. Потом был крупный град, дождь, снова ветер…

Во всех помещениях, в которых мне довелось вчера побывать, было зябко и как-то так, когда кажется, что пальцы замёрзших рук совсем тонкие и бессильные. Так случается, когда замерзаешь, а точнее остываешь, медленно и постепенно. В Риге со мной часто такое бывает. Какой-то такой город.

Вчера было время прогуляться, и небольшую прогулку удалось совершить. Я прошёлся по знакомым, где-то абсолютно обновлённым, а где-то обветшавшим улицам. Людей вчера по причине четверга и плохой погоды я почти не видел.

Прогулялся и снова остро увидел, насколько же красива Рига, как ей идёт осенняя переменчивая погода, как идеально в ней сочетаются сложносочинённые прелести модерна со средневековой простотой. Местами Рига просто ослепительно красива. И также холодна.

Дал два интервью пишущим о театре и кино журналистам. Из этих разговоров понял, что мои работы в Рижском молодёжном театре и постановки моих пьес Алвисом Херманисом до сих пор не забыты, но оба журналиста ошиблись, сказав, что это было 15 лет назад. А это всё-таки было 12 лет назад. То есть, тем, кто живёт в Риге и связан с театром кажется, что мои частые появления и активная работа в Риге были очень давно, давнее, чем на самом деле. Перерыв моего творческого взаимодействия с рижским театральным контекстом сильно затянулся. Я с большим волнением весь день ждал спектакля.

А ещё из разговора с журналистами я понял, что они хорошо приняли спектакль, и что они рады за режиссёра, для которого эта сложнейшая работа является дебютной в театральной карьере.

Режиссёр Davis Auskaps обратился ко мне с просьбой на разрешение перевода и постановки сценария «Сатисфакции» на латышском языке и в Риге ещё зимой. Я дал своё устное разрешение и про это забыл, абсолютно не веря, что этот замысел можно реализовать. К тому же, он сообщил мне, что хочет сделать Сатисфакцию как свою дипломную работу, так как заканчивает учёбу на театрального режиссёра, хотя ему уже 40 лет.

Надо сказать, что выглядит он едва на 30. То есть, очень молодо, я бы сказал, юно. Совершенно юные и азартные глаза. Прежде он занимался разными делами в том числе и бизнесом. Сам же он происходит из известной рижской театральной семьи, и для него это очень важное и волнительное дело — войти в профессию и не опозорить, не нанести удар по славной фамилии.

Я, правда, не верил в то, что дебютант, пусть даже из семьи с большими театральными традициями сможет осуществить столь сложную режиссёрскую задачу, поскольку она требует длительной и невероятно вдумчивой работы с актёрами. И в случае с материалом «Сатисфакции» актёры–дебютанты для неё не годятся даже по возрасту. Наоборот, нужны крепкие, опытные, сильные актёры, которых необходимо материалом увлечь, иначе они «сожрут» любого режиссёра, ни то что не имеющего опыта дебютанта. В общем, я волновался.

Спектакль был назначен на 18.30 на малой сцене в подвале Национального театра. Зал небольшой, вмещает 80 зрителей. Я уже отвык от такого театрального пространства. Оно для меня давно стало хоть и уютным, но тесным.

Публика на спектакль пришла, в основном, взрослая. Возраст пришедших был в среднем выше, чем средний возраст тех, кто ходит на мои спектакли в России. Говорили все между собой по-латышски. Только одна молодая семейная пара взяла у меня автограф, обратившись ко мне по-русски без акцента. Остальные зрители меня не узнавали. Из этого надо сделать вывод, что они пришли не на мою фамилию. А они пришли на спектакль, может быть, своего любимого театра, возможно, участие кого-то из актёров послужило причиной их прихода, или же они что-то прочитали про премьеру и дебютанта. Как вариант – это были заядлые театралы, которые посещают все премьеры Национального рижского театра. Но они точно шли не на меня. Так что в этом смысле это был чистый эксперимент. К слову, я вчера прилетел не на непосредственно первый показ спектакля, вчера он был исполнен для публики седьмой раз. И хоть этот спектакль является дипломной работой выпускника, его уже включили в репертуар театра. Это я знал заранее.

Спектакль мне очень понравился. Уже на десятой минуте я совершенно успокоился, расслабился и просто был зрителем. По тому, как работали актёры, по тому, как они были одеты, по тому, каких актёров режиссёр выбрал на роли, по скромной, но очень точной сценографии мне стало ясно, что бояться за то, что мне будет неудобно или стыдно, не стоит. Я увидел вкус, ум и внятную театральную культуру.

В Риге сильная актёрская школа. Те два актёра, которые исполняли главные роли – яркие её представители. Я прежде с этими актёрами не работал и даже никогда их не видел. Рад, что увидел. Теперь не забуду.

Очень важным фактором является то, что ни режиссёр, ни большинство актёров наш фильм не видели и просили тех, кто видел в процессе работы не давать никаких комментариев и не проводить сравнений с нашим фильмом. Режиссёр работал исключительно с текстом, актёры были свободны от представлений о том, как мы с Денисом Бургазлиевым это уже однажды исполнили. К тому же, кино – это кино, а театральное существование – это совершенно другое. Мы всё-таки в кино имели возможность дублей и снимали сцену за столом больше десяти суток. Латышским же актёрам нужно было всё сыграть за два часа и практически без пауз.

Если кто-то читал сценарий и видел кино то помнит, что сценарий существенно больше картины. В картину не вошли целые сцены и куски. Они были сняты, но в картину не вошли. Кстати сказать, есть серьёзная мечта сделать полную версию фильма «Сатисфакция», которая будет на час длиннее. Но я о другом.

Латышский режиссёр шёл строго по сценарию. Так он свой спектакль и сделал. Сделал без каких-то фокусов, двойных финалов и прочего. Как написано, так и сделал. Я боялся, что спектакль будет очень длинным, так как молодым режиссёрам свойственно делать такой театр, в котором актёры говорят медленно, многозначительно и стараются как можно больше расставить смысловых акцентов. Слава Богу в том театра, который делает Davis актёры говорят нормально, то есть, быстро и внятно.

Роль, которую исполнял я, в спектакле сделал актёр Ivars Puga. Он 1960 года рождения и выглядит, конечно, старше моего персонажа. В его трактовке герой в большей степени из 90-х, чем в моей. Но не гротескно, не карикатурно, а точно, тонко и узнаваемо.

Удивительно, что роль Димы исполнил Ivars Klavinskis, который и ростом, и фигурой, и походкой, и даже тем, как на нём сидит костюм, очень похож с Денисом Бургазлиевым. У них близкая, тонкая, детальная, при этом, взрывная манера проработки образа.

Жаль, очень жаль, что с уходом большого советского кино латышские актёры новых поколений остались для нас за кадром. Очень жаль, что мы их не знаем и не видим.

В каких-то фрагментах спектакль точно совпадает с тем, как сделали мы это в кино. Где-то есть самостоятельные и умные находки. В целом художественное решение спектакля близко фильму. Меня это порадовало. Но больше всего меня порадовало спокойствие, культура, точность и в самом лучшем смысле простота театрального решения ужасно непростой задачи под названием сценарий фильма «Сатисфакция».

Я рад, что видел блистательные работы актёров, как двух главных, так и тех, кто работал в эпизодах. Я видел, что актёрам нравится и интересен материал, они его понимают и они его присвоили. Он им дорог. А когда актёр существует в дорогом ему образе и роле, он очень хорошо и даже порой прекрасен. Мне удалось по новому услышать когда-то четыре года назад написанный нами с Аней Матисон текст. К тому же, я его слушал на непонятном мне языке.

Кстати, удивительный эффект, когда ты слышишь непонятный тебе язык, но знаешь, что говорят.

Короче, хочется поздравить и я поздравляю Дависа с этой работой и определённо с успехом.

Публика принимала спектакль прекрасно! Люди смеялись, аплодировали, плакали. То есть, делали всё то, для чего, собственно, люди в театр и ходят.

Жаль, что вы в большинстве своём не сможете увидеть эту хорошую театральную работу и этих актёров. Ну разве что если будете в Риге и этот спектакль будет в репертуаре Национального театра порекомендую потратить два часа жизни и немного денег, чтобы посмотреть очень хорошую работу начинающего латышского режиссёра и опытных очень хороших актёров.

А я завтра лечу в Киев. У меня будет два съёмочные дня в короткометражном фильме, который снимает Илья Ноябрёв. Я уже снимался у него в картине «13 месяцев». Нестыдная получилась картина. Теперь он написал сценарий маленькой короткометражки и написал его под меня. В таких случаях не отказывают. Потом у нас первый в Украине концерт с Мгзавреби. Украинская публика в отличие от российской Мгзавреби знает уже не первый год. И меня тоже знает украинская публика. В Киеве наши публики объединятся.

После Киева меня ждёт со спектаклями Донецк, где я буду играть практически одновременно с командой Шахтёр и Манчестер Юнайтед. Интересно, кто из нас выиграет? (шутка). Футбол в Донецке вне конкуренции. После Донецка повезу «Прощание с бумагой» в Крым. Соскучился по Севастополю. А ещё будет Харьков, Житомир и впервые побываю в городе Чернигове. Это мне важно. Я вообще люблю ехать в те города, в которых ещё не был. Да к тому же, предки мои казаки Гришковцы, как выяснили специалисты из программы «Моя родословная», оказывается, выходцы из Черниговской губернии, из села Сиволожи. В этой деревне я бывал (писал об этом). Полдеревни – Гришковцы.

Вернусь 14-го. Если будет что-то важное, сообщу. А будут незабываемые впечатления – не забуду их выразить. Не теряйте меня

Ваш Гришковец.