13 июля. — odnovremenno.com

13 июля.

Здравствуйте!

Вчера вернулся со съёмок домой из Москвы. Шесть дней снимался. Сначала съёмки шли в Калининградской области, а потом в Москве и недалеко от деревни Бородино, рядом со знаменитым Бородинским полем. Рад и счастлив был снова поработать с Анной Матисон, но только и исключительно в качестве актёра. К работе над идеей и сценарием не имею никакого отношения. Насколько же легко и весело быть просто актёром!!!

Аня давно придумала и рассказывала мне об идее детского музыкального фильма, но в подробности не вдавалась, да и я был невнимательным. По её рассказам я понимал, что фильм потребует больших затрат, очень труден в организационном смысле, и на его съёмки уйдёт много времени. Мне казалось, что это некое мало реальное прожектёрство… И тут вдруг Аня мне сообщает, что фильм почти отснят, и что она очень хочет, чтобы всё-таки именно я сыграл в этом фильме роль главного злодея и врага. Что всё остальное уже снято, остались только связанные с этим злодеем сцены и что она никого другого на эту роль не видит.

Я прочитал сценарий. Сценарий мне очень понравился. Однако, он мне показался совершенно неподъёмным финансово… По сценарию это почти блокбастер. А Аня сказала, что она снимает его на свои…

Название фильма, во всяком случае рабочее, но, скорее всего, оно не изменится – «Большие приключения маленького Сашки Крапивкина». Название меня сразу порадовало. Название совершенно в той самой любимой и знакомой с детства традиции. Традиции детских книжек и фильмов, типа: «Витя Малеев в школе и дома», «Баранкин, будь человеком!», «Вовка Грушин и другие», «Кешка и его друзья», «Необыкновенные приключения Карика и Вали».…

От самого названия сценария пахнуло какой-то родной теплотой, чем-то нашим, самобытным и очень знакомым. Читал сценарий, смеялся. Фильм задуман, как музыкальная история или сказка. В самом сценарии есть что-то в традиции фильма «Автомобиль скрипка и собака Клякса» или, не побоюсь этого слова, «Айболит 66». «Но как же Ане удастся сделать такое кино, где так много сложных постановочных и даже массовых сцен», — подумалось мне в первую очередь.

Прочитав сценарий, я тут же позвонил Ане, дал решительное своё согласие на съёмки и согласился с ней, что никто эту роль играть не должен, кроме меня. Никто, потому что злодей в сценарии очень классный. Его зовут Густав и он, безусловно, персонаж эксцентричный, с большим вкусом, с выдумкой и артистизмом – в общем, кто лучше меня это сделает?!!!

К тому же, сразу же вспомнились самые любимые персонажи из детских фильмов. Самые, что называется, прикольные, и появление которых мы ждали, потому что те фрагменты фильмов, в которых злодеи не присутствовали, были, скорее, скучными, или в которых положительные герои пели красивые песни, то есть, было скучно вдвойне!

У злодеев даже песни были самые любимые. У Бармалея и пиратов в «Айболите 66» самые лучшие песни: «Эх, акула-каракула» и «Нормальные герои всегда идут в обход». В «Бременских музыкантах» песня сыщика и песни разбойников были самые весёлые и запоминающиеся. Владимир Басов и в фильме про Электроника, и в Красной шапочке, и в роли Дуремара был гораздо интереснее и привлекательнее, чем папа Карло. А какие там лиса Алиса с котом Базилио!!!

В Анином замысле фильма содержится сложнейшая задача знакомства детей, а я думаю, и их родителей с выдающейся классической музыкой. Её в фильме будет звучать много. А ещё в фильме снялись как актёры, но, правда, играющие сами себя, маэстро Валерий Гергиев, Денис Мацуев и музыканты первого состава оркестра Мариинского театра. Все сыграли бесплатно. Я, разумеется, тоже…

Никогда не видел и не ощущал такого энтузиазма на съёмочной площадке. Хотя, мне посчастливилось сниматься у больших режиссёров и не в фальшивом, не в коммерческом кино. Фильмы, в которых мне довелось поработать, всегда были связаны с творчеством. В большей или меньшей степени, но с творчеством. А на съёмочной площадке этого кино царил настоящий энтузиазм.

Аня удивительным образом заразила многих и многих людей своей идеей. А у нас так давно не снималось по-настоящему Нашего детского кино с внятной, интересной, разумной и доброй идеей, что практически без исключения все готовы были помочь чем и как могут. И это касается не только музыкантов или актёров. Это коснулось даже тех, кто исполняет незаметную для зрителя, сложную, ежедневную часто чисто техническую, а порой и черновую работу — это монтировщики, бригада осветителей и, конечно же, звукооператоры. Я уже не говорю про непосредственно оператора фильма. А ещё художник… Он же и монтировщик, и бутафор, и декоратор.

Детское кино. Кино, на котором мы выросли. Отечественное кино. Сама возможность попытаться сделать кино, которое, в случае если оно получится, может полюбиться нашим детям… Одно это вдохновляло многих людей и меня вместе с ними на всестороннее и бескорыстное участие в реализации Аниной идеи.

Какие-то эпизоды мы снимали на руинах замка Бальга. А это руины 12 века. Замок рыцарей Тевтонского ордена. Этот замок стоит на мысе Бальга километрах в сорока от Калининграда.

Пару красивых эпизодов мы снимали на Куршской косе, в национальном парке, ночью, на дюнах, на диком ветру под шум мощного прибоя. И в удивительном, совершенно сказочном, так называемом танцующем лесу. Это совсем небольшой участок соснового леса на Куршской косе, в котором сосны самым причудливым и непостижимым образом закручены кольцами или в спирали и даже завязаны узлами. Как это случилось, не известно. Но для фильма со сказочным сюжетом место что надо.

Главное, что будет роднить Анин фильм с нашими прежними образцами детского кино – это настоящие чистые съёмки, без дурацких, надоевших спецэффектов и нагромождений компьютерной графики. Этот фильм снят совершенно без оглядки на голливудские образцы.

Вспомните любимые нами в детстве, при всей наивности съёмок, «Новогодние приключения Маши и Вити», где, кстати, злой кот Матвей, в исполнении Боярского, и кощей бессмертный, в исполнении его дяди, были куда интереснее, чем добрая печка.

8-го июля Ане Матисон исполнилось 30 лет. В этот день была назначена съёмка недалеко от деревни Бородино в поле. Я, признаться, забыл, что у Ани день рождения. Ехал на съёмку без цветов и подарка. Ехал около двух часов, сначала по московским пробкам, потом через город Можайск… Ехал и боялся, что мы проскочим мимо съёмочной группы. А когда увидел в поле съёмочную группу и массу народа, а также много автомобилей, автобусы… Я не поверил, что это наша съёмочная площадка.

Представьте себе 80 человек в полном средневековом вооружении разных стран и традиций, которые разлеглись или разбрелись по полю, много автомобилей, а ещё женщины и дети, которые приехали посмотреть, как их отцы и мужья, переодетые в доспехи, будут сниматься в кино… Биотуалеты, стоящие поодаль, палатки, рельсы для движения камеры, большая съёмочная бригада, огромный автобус, в котором разместились гримёры и костюмеры и даже джип с прицепом для лошади, сама лошадь и каскадёр в костюме Аттилы… А ещё тонна зелёных яблок, особым образом разбросанных по полю, и старинное оружие среди этих яблок…

К сожалению, я не могу рассказать, о чём будет эта сцена. И вообще не могу рассказывать даже совсем коротко, о чём само кино. Но в тот день у меня было полное ощущение, что я нахожусь в мультфильме «Фильм, фильм, фильм», в той самой сцене, где стрельцы, корова, пожарный со шлангом и, в итоге, пролившийся дождь.

Тут было почти то же самое.

Была масса вооружённого народа, который в основном томился в ожидании и курил. Вместо коровы была лошадь, а вместо пожарного были реальные облака, которые с большой скоростью летели над нами и то закрывали нам солнце и брызгали на нас дождём, то улетали. Поэтому мой герой в начале эпизода открывает зонт, а потом его убирает.

Несколько раз дождь начинался так сильно, и гремела такая гроза, что латники собирались забрать своё оружие с поля, снять свои доспехи и спрятать их, чтобы потом не замучиться счищать ржавчину.

А латники были всё волонтёры из клубов людей тех, что занимаются историческими реконструкциями. То есть, в одном лагере, а потом в одном строю собрались викинги, русичи, шведские рыцари, испанцы, французы и немцы… Но дождь прекращался, как только общие настроения доходили до некой критической черты.

Несколько раз на дальнем плане у кромки поля, у протекающей вдали речки, появлялись автомобили. Это было достаточно далеко, чтобы люди приехавшие не могли понять, что в поле снимается кино. Они начинали раскладывать свои подстилки, доставать еду, мешая тем самым красивым дальним планам и явно попадая в кадр. Тогда на коне к ним ехал Аттила. Было видно, что люди моментально сворачивались и уезжали. Интересно было бы представить их впечатление. Ну вот попробуйте представить себе: вы приехали отдохнуть недалеко от Бородино, а тут к вам подъезжает могучий хан на красивом, явно породистом коне. Ладно бы это было Куликово поле, но на Бородинском – это чересчур.

Некоторые съёмки производились с беспилотного вертолёта. Потрясающая штука! Восемь пропеллеров, летает быстро, невероятно маневренный, может зависать на месте или улетать вертикально вверх. Если бы я такую штуку увидел, сидя на пикнике, то либо уверовал в инопланетян, либо запил, либо и то и другое вместе. Так что Аттила был менее будоражащим воображение фактором.

За тот день съёмок я узнал от ребят в доспехах об особенностях вооружения шведских рыцарей 12 века, изучил испанское вооружение, узнал, что даже в средней длинны кольчуге русского воина было до 15-ти тысяч колечек. Мне показали и рассказали про все луки, какие только были и есть в мире. Мы все наелись яблок. Причём, наелись так, что пока я не то что их видеть, я слышать хруст яблок не могу.

Но самое главное, мы сняли, как мне кажется, невероятно красивую сцену. К вечеру небо стало совсем поразительным, и после короткого дождика не долго, прямо за нашим полем встала полная от земли до земли радуга.

Когда снимаешься в кино, на площадке совершенно непонятно, какое в итоге кино получится. С актёрского места перед камерой предсказать результат нельзя. Это невозможно. И в случае с Аниным фильмом я тоже этого сделать не могу. Но я очень, ужасно, страшно хочу, чтобы это кино получилось. Хочу, чтобы бескорыстная и творческая энергия многих людей воплотилась в хорошую, добрую и ясную кинокартину, которая, возможно, понравится нашим детям…

Когда съёмочный день закончился, я сказал Ане следующее: «Аня! Это самый роскошный день рождения, на котором я был в жизни! Посмотри, какой у тебя был удивительный дресс-код на твоём празднике. В таких диковинных костюмах, да и ещё в таком количестве ни к кому на день рождения не ходят. Не припомню, чтобы чей-то день рождения кто-то снимал с такого вертолёта. Это тебе не банальный фейерверк или концерт любимого именинником певца. Потом, такого долгого дня рождения я не припомню. Аня! Посмотри сколько к тебе на праздник пришло мужиков! Никто не ушёл до самого конца… А главное, никто не напился! Чудо какое-то!!! Поздравляю!»

Прощался потом с латниками. Многие из них не раз участвовали в массовках исторических фильмов. Но в этот раз они говорили, что атмосфера была какая-то особенная. Как-то хорошо им было, мол, зовите ещё.

А 19-го июня я снимался один съёмочный день в телесериале. Я всегда отказывался от съёмок в сериалах. Многосерийный фильм Глеба Панфилова «В круге первом» по Солженицину ни у кого язык не повернётся назвать сериалом. Ещё однажды сыграл издателя в украинской многосерийной картине. Там я исполнил разговор издателя с писателем по телефону. Полностью сам переписал этот разговор и с удовольствием его исполнил. Потому что знаю, что и как надо было говорить. Не знаю, как называется это кино, и даже не знаю, вышел этот фильм или не вышел. Но своё удовольствие от исполнения роли издателя я получил. Точнее, получил некую сатисфакцию.

Сценарий предложенной серии был симпатичный, возможно, и сериал будет неплохой. Но то, как это снимается, то, как над этим работают, это… Так я больше работать не буду! Это невозможно. Это фабрика, в самом худшем понимании слова. Никаким творчеством там даже и не пахнет. Людям, которые каждый день снимают эти бесконечные сериалы, совершенно всё равно о чём, что и для кого они снимают. Но самое пугающее и ужасное в этих людях то, что многие из них гордятся тем, что они фабрика. И чем механистичнее, а стало быть, производительнее они будут работать, тем больше они будут гордиться. Я твёрдо для себя решил, что больше не поведусь ни на какой сценарий никакого сериала. Творчество и фабрика – две вещи несочетаемые. Я лучше в кино. Детское. Но за идею. Но с творчеством. Пусть бесплатно.

Кстати, в Анином фильме у моего героя масса разных костюмов. Все эти костюмы из моего собственного гардероба. Что-то я приобретал, что-то мне дарили. И я думал, что наверное никогда это не надену. Ан, нет! Злодей Густав всё это смог извлечь из моего шкафа, и во всём этом пощеголял (можете посмотреть фотографии со съёмок в предыдущей записи).

Ваш Гришковец.