14 июня — odnovremenno.com

14 июня

Здравствуйте!

Сегодня вечером исполню последний в этом сезоне спектакль. Закрываю сезон «Как я съел собаку». Двенадцатый сезон. Двенадцать лет я на профессиональной сцене. Не могу понять – много это или мало. Когда завершал седьмой сезон, мне казалось тогда, что я работаю уже очень давно. А в конце шестого сезона мне казалось, что моя большая театральная жизнь началась буквально вчера. Сегодня не понимаю… Но другое понимаю отчетливо: итоги подводить пока рано.

В следующий раз на сцену выйду уже с премьерным спектаклем в сентябре. Остатки июня и июль активно отдохну, в смысле много посплю, много прочитаю и попишу. К тому же получил невероятно интересное приглашение: семнадцатого июля выйти из Архангельска на научно-исследовательском судне ледокольного типа, дойти до земли Франца-Иосифа и потом дойти до Соловецкого архипелага. То есть две недели на борту корабля в высоких широтах. Я в тех широтах никогда не был, и счастлив такому неожиданному летнему арктическому приключению. Кто-то ездит из зимы на острова Индийского океана в лето, а мне удастся из лета вырваться в зиму. Никогда не пробовал.

Август пройдет в подготовке к спектаклю и в работе над переводом написанного текста в некую театральную форму. Образы уже витают в голове, но они зыбки, таинственны и небесспорны… А главное в процессе работы над новым спектаклем нужно попробовать справиться с сомнениями по поводу того, что тема спектакля, да и сам спектакль кому-нибудь нужен, кроме меня… А таких сомнений всегда бывает много, особенно перед премьерой очередного спектакля или перед выходом новой книги. Перед премьерой «Дредноутов» этих сомнений было максимальное количество.

А еще лежат на рабочем столе в Калининграде рукописи двух повестей. И та, и другая только начаты. Бедные! Какие-то они брошенные мною. Какие-то лишенные внимания. Недолюбленные. А заглядывая в планы, которые уже сформированы до конца года, становится ясно, что много времени им в этих планах уже не нашлось.

А завтра будет последний наш концерт с группой «Бигуди». Хотя, конечно, группа «Бигуди» — это ни кто иной, как Максим Сергеев. Все остальные музыканты – просто исполнители. Чтобы не пугать друг друга страшным словом «последний», мы решили, что после этого концерта расстанемся на год, а потом посмотрим. Но я-то понимаю, что это наш последний концерт. Если что-то и будет в совместных действиях, то это будет что-то совсем другое и неведомое.

Мне жаль расставаться с нашим альянсом. Для меня наши концерты и альбомы были большой радостью и кусочком счастливого образа жизни. В этих концертах была лично для меня воплощенная, при этом совершенно несбыточная детская мечта. Я же не мечтал быть писателем или театральным деятелем. В детстве и юности я хотел играть рок-н-ролл. Хотел, мечтал об этом, каждую секунду прекрасно понимая, что мечта эта невоплотима… Но десять лет мы играли концерты, у нас сложилась своя публика, которая знает наши песни лучше, чем я, у нас вышли четыре альбома и несколько синглов. И что самое невероятное — мой голос звучал на сугубо музыкальных радиостанциях.

Но за последний год предложенные мною темы и тексты для новых песен не нашли отклика и интереса у человека, который создавал музыкальную и звуковую часть нашего альянса. То есть он был и есть главный в нашем коллективе. Максим Сергеев, как я понимаю, ищет, или уже нашел, какие-то свои смыслы в жизни и творчестве. В том, что он ищет или нашел, не находится места для наших совместных новых произведений. А если это так, то наше совместное творчество остановилось или закончилось. Если же нет творчества, значит, остается только исполнение уже сделанного. Я не могу быть просто исполнителем. Значит нужно заканчивать. Иначе это будет нечестно ни по отношению к тому, что уже сделано, ни по отношению к самим себе, ни по отношению к тем, кто успел полюбить то, что мы делаем.

Обязательно нужно прекращать работу, если нет развития. Нужно освобождать место. Нужно становиться валентными для новых контактов и совершенно новых идей. Я очень надеюсь, что расставание со мной даст возможность Максиму Сергееву шагнуть, как музыканту и замечательному мелодисту, в какие-то еще нехоженые им пространства. Ну а я буду надеяться на контакт и альянс с другими музыкантами, которые возможно появятся в моей жизни. А может быть, и не появятся. Узнать это можно только сыграв последний концерт завтра и расставшись.

Но завтрашний концерт будет заснят, и его можно будет увидеть. Я рад, что этот абсолютно уникальный для русского музыкального контекста проект сохранится хотя бы в виде видеодокумента.

Ваш Гришковец.